Электронная библиотекаМолодежь России

Старший пионер Республики как автор новой волюнтарной интернациональной педагогики

Сегодня вряд ли многие с ходу догадаются, о ком пойдет речь. Между тем в первой половине 20 в. этот человек был необыкновенно популярен: одни отдавали ему должное как талантливому скульптору, другим он был известен как организатор детского движения в нашей стране, талантливый педагог-новатор, автор и участник горячих дискуссий о будущем системы внешкольного воспитания — Иннокентий Николаевич Жуков.

Иннокентий Николаевич родился в 1875 году в посёлке Горный Зерентуй в Забайкалье. В семье разночинцев — прадед и дед его были кузнецами, а вот отец, закончив Нерчинское горное училище, смог подняться по карьерной лестнице от простого рудоразборщика, до управляющего рудниками. Всем своим детям, а было их восемь, дал образование. Жуков закончил гимназию в Чите, а затем историко-филологический факультет Петербургского университета. Правда, с небольшим перерывом — за участие в революционной деятельности был исключен, сослан на малую родину в Нерчинск, после отбытия срока смог восстановиться, закончил университет и стал работать учителем географии. Собственно, именно учителем географии он и проработал всю жизнь. Но не только. Жуков делил себя между двумя увлечениями. Первое — скульптура (об этом несколько позже) и педагогика. Как человек, занимающий активную жизненную позицию, он не мог пройти мимо того, что существующая школа, как принято говорить сегодня, не готова ответить на вызовы современности:

«Внешний порядок и накопление знаний — вот единственное, что могла дать и дает современная школа… И в конечном итоге дает людей знающих, но неуравновешенных, без прочной нравственной дисциплины, без ясного и глубокого сознания важности и ценности предстоящего им служения Родине и всему человечеству».

Помочь в решении этой проблемы, по мнению Жукова, мог скаутинг как педагогическая система и новая форма организации и внешкольного воспитания детей. Секретарь петербургского отделения Всероссийского общества «Русский скаут», редактор журнала «Петербургский скаут», Иннокентий Николаевич, в отличие от многих более известных пропагандистов и организаторов движения в Российской империи, подошел к скаутингу как новатор. Его основной целью была адаптация системы Боден-Пауэла применительно к русской действительности. Скауты, по Жукову, не военные разведчики, а «разведчики в смысле пионеров культуры, разведчики доброго дела, юные рыцари, разведывающие на всех дорогах жизни, где бы им помочь тем, кто нуждается в их помощи». Кроме того, он сформулировал содержание основного метода отечественного скаутинга — длительной воспитательной ролевой игры. Конечно, не Жуков был автором системы воспитания, построенной на методе длительной игры, тут приоритет, безусловно, за канадским писателем, естествоиспытателем и общественным деятелем Э. Сетоном-Томпсоном, который однажды придумал игру в индейцев, чтобы спасти свою ферму от набегов местных подростков. Ферма была спасена. А впоследствии он развил идею, написал несколько книг и стал инициатором создания детской общенациональной американской организации «Лига лесных умельцев». Его книга «Юные дикари: жизнь и приключения подростков в канадских лесах» была очень популярна в России. Но в педагогическую литературу и практику термин «длительная игра» ввел именно Иннокентий Жуков.

«От обычного типа игр эти воспитывающие игры отличаются тем, что они носят не случайный и кратковременный, а длительный и даже постоянный характер. В них игра приобретает серьезный характер, сливаясь с самой жизнью».

Жуков выделял два типа длительных игр. Основанные на подражании детей взрослым: школьные республики, школьные министерства (в том числе детско-юношеские организации, детские клубы, дома юношества, союзы молодежи), и глобальная международная воспитывающая игра «в скауты», «в юные разведчики», основанная на «свойственном подросткам подражании излюбленным героям юношеских книг». Именно такую длительную игру Иннокентий Жуков и называл новым методом воспитания, новой эмоциональной (волюнтарной) педагогикой. По педагогическому воздействию это игра — воспитывающая (воспитательная); по времени — грандиозная, может длиться годами. Она объединяет детей и взрослых, серьезная, как жизнь, и одновременно яркая, красочная, включающая обязательные атрибуты игры — значки, приветствия, тайный язык и т.п. И главное, это игра интернациональная, эмоционально сближающая детей всего мира, создающая всемирное детское братство. Такая вот фантастическая методика, действительно волюнтарная, не в смысле эмоциональности, а в стремлении реализовать желаемые цели без учёта объективных обстоятельств и возможных последствий.

За месяц до Октябрьской революции Жуков с семьей уезжает в Читу, «чтобы спастись от Питерской продовольственной разрухи» (Иннокентий Николаевич не был энтузиастом-одиночкой, подвинутым на идее организации внешкольного воспитания. Он был счастливо женат; его жена, выпускница высших женских Бестужевских курсов, тоже была учителем, только русского языка и литературы. К 1917 году у них было уже четверо детей). В Чите он продолжает преподавать географию, выпускает журнал «Забайкальский скаут» (ему присвоено почетное звание Старшего друга скаутов Дальневосточной забайкальской республики), пишет пьесы для школьных театров и, конечно, продолжает работу над своей методикой. Именно в Чите в 1918 году Жуков организовал длительную воспитывающую игру «Забайкальский Экспедиционный корпус», успех которой дал ему основания считать, что результативный метод воспитательной работы с детьми наконец найден. Идея родилась спонтанно. Как говорил Гёте: «Наше дело набрать хворосту, приходит случай и зажигает костёр». Однажды на уроке географии Жуков, как всегда с блеском, рассказывал о знаменитом африканском путешествии Стенли через весь континент, от океана до океана, и, заканчивая рассказ, неожиданно для самого себя сказал:

«Ребята, а вам самим хочется сделать что-то подобное? До Африки далеко, а вот пересечь Забайкалье от края до края разве мы не могли бы?.. Кто из вас хотел бы принять участие в этой экспедиции, пусть поднимет руку». И руки подняли все как один.

Из воспоминаний Жукова в книге, посвященной проекту «Экспедиционный корпус».

В тот же день был составлен план, и началась подготовка. В этой игре мальчикам 10–14 лет было предложено после двухлетней подготовки пройти походом по всему Забайкалью. Желающие самостоятельно готовились по разработанным Жуковым требованиям к экспедиционным специальностям и затем сдавали экзамен. Кроме того, для участников была издана программа испытаний, в основе которой лежало накопление самостоятельных, активно добытых сведений о природе: знать десять пород растений в Забайкальской области, десять насекомых, десять пород птиц, десять диких животных, рыб, уметь рассказать об их жизни и т.п. Сформированные в результате испытаний отряды разведчиков, санитаров, охотников и рыболовов, поваров, зоологов, ботаников и др. (всего числом около 700 человек) под руководством Жукова совершали подготовительные пешие переходы и восхождения на сопки. Брали в экспедицию не всех.

«Хулиганчиков я не возьму, иначе они исхулиганят весь наш Экспедиционный Корпус… Потом, ребятишки, я не возьму в Корпус маленьких курильщиков. Я по опыту знаю, что на них нельзя положиться. Они подражают взрослым во всем плохом. Или нет, ребятки, вот что, мы их возьмем, но выделим в особый отряд маленьких курильщиков. Они пойдут впереди Корпуса, с папиросами, народ будет сбегаться смотреть на них, смеяться, показывать пальцами, а мы будем говорить: „Мы привели к вам дрессированных обезьян“», — такой педагогически обоснованный буллинг.

Конечно, это была шутка, но, по воспоминаниям участников, хулиганить и курить бросили многие. К сожалению, реализовать игру в полной мере тогда не удалось. Шла гражданская война, в окрестностях Читы зверствовали отряды атамана Семёнова, и отправляться в поход было небезопасно. В целом, читинский период в педагогическом творчестве Жукова был исключительно плодотворным: не считая множественных публикаций в журналах, им было написано и издано несколько книг, в том числе два сборника кратковременных ролевых игр, применимых в школьной и скаутской практике, и книжка о длительной воспитательной игре «Забайкальский экспедиционный корпус».

В 1919 г. II Всероссийская конференция РКСМ в резолюции «О физическом воспитании и скаутизме» приняла решение о немедленном роспуске всех существующих в Советской России бойскаутских организаций. И в 1921 г. скаутские организации в Забайкалье были распущены. Жуков обращается с «Открытым письмом ко всем скаутмастерам, борющимся за новую педагогику», в котором призывает их ставить свои педагогические опыты и вести воспитательную работу по системе длительных воспитывающих ролевых игр. Поездка в 1921 г. из Читы в Москву в качестве полномочного представителя ДВР с эскизом памятника Октябрьской революции (автор — И. Жуков), дали ему возможность сделать ряд докладов на совещании в Наркомпросе об организации детского движения на основе длительной ролевой игры. В 1922 г. Жуков окончательно переезжает в Москву и активно включается в процесс создания новой детской организации. Руководителей РКСМ и Наркомпроса Жуков убеждал в важности, грандиозности, интернациональности длительной игры и обновленного скаутинга, в их актуальности, педагогической целесообразности и соответствии установкам трудовой школы. Скаутмастеров — в том, что Наркомпрос и РКСМ готовы проникнуться идеями волюнтарной педагогики, длительной игры и обновленного скаутинга. По началу увлеченность и харизма Жукова помогли одержать победу. На V Всероссийском съезде РКСМ (1922 г.) с докладом о детском движении выступал секретарь ЦК РКСМ Оскар Тарханов, в определенной степени поддержавший Жукова. Несмотря на развернувшуюся дискуссию, съездом была принята резолюция, в которой было сказано:

«В основу пролетарского детского движения должна быть положена длительная игра детей, опирающаяся на особенности детского возраста и поэтому воздействующая на чувства детей и втягивание детей в общественную жизнь, в борьбу и строительство рабочего класса, в особенности в их наиболее яркие моменты и явления».

В этом же году было создано Центральное бюро детских групп — Главквартира юных пионеров. Именно по предложению Жукова участники новой детской организации стали называться пионерами. Им же был предложен девиз «Будь готов!» и отзыв «Всегда готов!», а также костёр на пионерском значке и пионерский галстук. Сам же он становится членом Главквартиры юных пионеров и получает звание «Старший пионер Республики». Одновременно Жуков пропагандирует длительную игру как лучший и всеобъемлющий метод воспитательной работы в школе:

«Эмоциональная волюнтарная педагогика, сделавшая своим методом длительные воспитывающие игры, вышла за пределы изолированных одна от другой школ, эмоционально сближая детей одного города, одного государства и детей всего мира. Школы, прежде всего в деле воспитания, приобрели в этой системе длительных игр себе могучего помощника».

Но это был временный успех. Уже в следующем году идея длительной игры была комсомолом отринута и позже подверглась планомерной и беспощадной критике за отрыв от жизни: «Детское движение в Советской республике является новой формой коммунистического воспитания и первой ступенью рабочего движения, а воспитательным методом детдвижения является планомерное вовлечение детей в классовую борьбу и общественно необходимую работу». Во всех руководящих документах и методических разработках тех лет указывалось, что игра (индейщина и переживания первобытных и диких народов) подменяют социальную активность детей. Пролетарское детское движение не игра, а действительность и «протекает не параллельно жизни, а вливается в нее». Играют скауты, пионеры работают. Конечно, игры в работе пионерской организации сохранились, но термин «длительная игра», на долгие годы покинул страницы пионерской и педагогической прессы.

Чтобы понять, на что была похожа «игра в юные пионеры» по версии Старшего пионера Республики, и решить, насколько правы были комсомольцы, их критикуя, заглянем в наши книги.

Жуков И. Путешествие звена «Красной звезды» в страну чудес
Жуков И. Путешествие звена «Красной звезды» в страну чудес. — Харьков: Всеукраинское общество содействия юному ленинцу, 1924. — 55 с.

Читать

В каталоге

Очень редкое издание, собственно, как и все книги И. Жукова, сохранившиеся до наших дней. Это первая пионерская повесть И.Н. Жукова. Появилась в 1923 году, в 1924 г. была переиздана в Харькове издательством «Юный ленинец» — как раз наш экземпляр. Повесть про пионерское звено в количестве восьми человек и собачку Шарика, которые вышли из города с ответственным поручением вожатого:

«Обследовать Кайдаловский лесопильный завод и, кроме этого: сколько древесных пород составляет Кайдаловский лес, собрать их листья; кто из насекомых живет и работает на деревьях. Дома определить и выставить коллекции в пионерклубе и сделать доклад о лагерной жизни и работе звена».

Вспоминаете: «…знать десять пород растений в Забайкальской области, десять насекомых, десять пород птиц, десять диких животных…»? Конечно, это задание из программы «Экспедиционного корпуса». Эта повесть не повесть, в смысле литературное произведение, приключения «Красной звезды» — это сценарий длительной ролевой игры. Вместо лесопильного завода герои попадают в далекое будущее — в 1957 год, и встречаются там с пионерами-ленинцами звена «Вечный костер», которых зовут так же, как «Красных звезд», только наоборот — наш Сережа Ступин, а пионер из будущего — Ажерес Нипутс. И пошел обмен информацией, например, про то, как «пламя революционного пожара перекинулось в Германию, Бельгию, Францию, Италию, Англию, Америку… и на всем пространстве земного шара развернулась смертельная и последняя борьба двух гигантов: Труда и Капитала». И как через несколько лет, прошедших в мучительной, но героической борьбе, красными знаменами, как цветами, украсилась вся Земля, и «великий Союз Советских Социалистических республик, возникший в 1923 году, вобрал в себя добровольно все народы земли и превратил ее в мирную, мировую, трудовую коммуну». А руководимое Коммунистическим Союзом Молодежи, разветвленным по всему миру, детское движение уже насчитывает в своих рядах сотни тысяч и миллионы ребят, мальчиков и девочек, охваченных пламенным стремлением помочь в борьбе и строительстве своим отцам и старшим братьям. И много всякого другого: и про радиолеты, и фантастическую пищу, и про науку, которая научилась побеждать и предупреждать болезни, про дома из стали и матового двойного стекла. И про посещение Всеуральского слета, на котором наши герои встретились с южно-американскими пионерами-ленинцами из Бразильской Советской Республики. Эта повесть — сценарий той самой длительной игры (1924—1957 гг.); интернациональная, сближающая детей всего мира, серьезная, как жизнь, и одновременно яркая и красочная. Вот так должен был выглядеть триумф новой валюнтарной педагогики. Тут еще про третье увлечение Жукова — язык эсперанто. Участники интернационального братства должны общаться на одном, всем понятном языке: «А все-таки это скверно, что мы не знаем языка эсперанто, ведь для международных съездов он незаменим!». И никаких рыцарей, «индейщины» и первобытных народов.

Вторая повесть:

Жуков И. Приключения юных пионеров в Египте
Жуков И. Приключения юных пионеров в Египте. С рисунками Коли Сабурова и египетского парня Фоше. Оба они были очевидцами всех событий, о которых рассказывается в книжке. — Харьков: Юный ленинец, 1926. — 83 с.

Читать

В каталоге

Сценарий еще одной массовой длительной игры «в юных пионеров пролетарской культуры». Действующие лица те же — пионерское звено «Красная звезда», более того, это реальные ребята, на первой странице их фото, вместе с собачкой Шариком в том же самом Кайдаловском лесу из первой книжки. Только теперь это путешествие в прошлое. Тут много карт, по которым пионеры, пролетая из СССР в Египет над определенным регионом, вспоминают историю. Над Крымом — про Перекоп и освобождение полуострова от Врангеля; потом про то, чем занимаются жители Крыма — «татары и русские» — в мирное время, про то, что это всесоюзная здравница и т.д. Тоже самое с заграницей: какие государства встречаются на пути в Египет, чем знамениты и прочее, но тут добавляется еще и политинформация — про то, как стонут рабочие и крестьяне, которые еще не сумели организоваться и сбросить с себя ярмо капитала. И вот Египет. Приключение становится опасным: пионеры становятся разведчиками — галстуки спрятать (повязать под рубашкой), самолет закопать в песок. Дальше рассказ о современном Египте, оккупированном англичанами, про экономику, природу, политический строй. На второй день все проснулись уже при Рамзесе II, в Древнем Египте. Тут свои приключения и совсем другие знания, которые надо продемонстрировать. Но все заканчивается хорошо: ни пионеры, ни собачка Шарик не пострадали и целые-невредимые проснулись у костра в Кайдаловском лесу. Игра знакомит участников с древней историей Египта, с современной политической и экономической жизнью египтян и демонстрирует на практике, как должны исполняться законы юных пионеров.

Ни один из этих сценариев реализован не был. И не только по идеологическим соображениям, но и потому, что в то время не было достаточно количества соответствующе подготовленных специалистов, которым было по силам организовать и провести такую игру.

Вернемся к Жукову. Иннокентий Николаевич, всегда выступавший за детское движение, «очищенное от всяких политических течений», после 1923 года начинает постепенно «отходить от пионерского движения» (по его собственному выражению). Собственно, и комсомольцы не проявляли инициативы привлечь Старшего пионера Республики к этой работе. Жуков целиком погружается в дела школьные, которые по большому счету и не бросал — с момента переезда в Москву он преподавал любимую географию в разных школах Бауманского района города и в школе института физкультуры, занимаясь пионердвижением в свободное от работы время. У него были свои оригинальные методы обучения. Самое главное — он учил детей самостоятельной работе; организовывал увлекательные путешествия по карте мира, проводил географические игры, конкурсы, викторины, географические бои между классами; в целях укрепления интернациональных связей организовал в одной из школ кружок «Всемирных корреспондентов» — ученики изучали эсперанто и писали на этом языке открытки в разные страны, а потом получали ответы от зарубежных эсперантистов. Именно Жуков был инициатором организации внутришкольных соревнований и ударнического движения. За это и другие свои новации в 1930 г. на слете просвещенцев Бауманского района Жукову была присуждена первая премия.

«Педагогика — это не ремесло, а творчество, искусство»

Иннокентий Жуков

В 1931 г. Иннокентий Николаевич решил «прервать свой педагогический путь» и уйти на пенсию. По ходатайству Пролетарского РК ВКП(б), поддержанного Н.К. Крупской, которая высоко оценивала Жукова и как педагога, и как скульптора, ему была назначена персональная пенсия. Московским комитетом партии и Моссоветом выделена студия для работы и квартира, после чего он в основном посвятил себя скульптуре. В этом же году вышла следующая книга.

Жуков И. Начинающий скульптор
Жуков И. Начинающий скульптор [Руководство по экспрессивной лепке]. — М.: Молодая гвардия, 1931. — 50 с.

Читать

В каталоге

Чем она интересна: это не просто пособие для начинающего скульптора, а именно уроки по экспрессивной лепке — методу, которому всю свою творческую жизнь следовал автор.

«Спокойное, безжизненное лицо характерно не только для античной скульптуры, но и для большинства работ современных скульпторов, не умеющих передать душевные эмоции… Между тем не внешняя, а скульптура эмоционально насыщенная больше всего может отразить и наш быт, и революционно-эмоциональный размах наших дней, воздействовать на широкие массы и быть орудием политического и культурного воспитания».

Дальше подробно: про материалы, про инструменты, про развитие зрительной памяти. Основной прием в отсутствии натурщиков — работа с зеркалом. И главный совет — работать надо коллективно, это в капиталистическом обществе, в условиях конкуренции, художник обычно работал в одиночку. «Не забывайте, что вы живете в обществе, строящем социализм, коллективную форму труда», поэтому, коллективно обдумав форму произведения и проработав ее, пусть дальше каждый делает то, что может лучше: одному удается построение фигуры, другой хорошо экспрессирует, третий большой спец по складкам на костюме и т.д. И вот тогда «гордостью вашей будут слова: наше произведение, а не мое произведение». В виде приложения в книжке даны советы молодым художникам от Огюста Родена и Эмиля Антуана Бурделя — скульптора, у которого учился в Париже сам Жуков.

И еще немного о Жукове-скульпторе. Лепкой Иннокентий Николаевич увлёкся еще в гимназии. Позже, будучи студентом университета, Жуков параллельно занимался в скульптурном классе В.А. Беклемишева в Высшем художественном училище при Императорской Академии художеств. Именно Беклемишев, который был еще и ректором этого учебного заведения, посоветовал талантливому скульптору-самоучке принять участие в отчётных Осенних выставках Академии. Успех пришел быстро, чему немало поспособствовала его жена. С 1908 по 1917 гг. издательство А.И. Жуковой выпускало открытки с изображением скульптур Иннокентия Николаевича большими тиражами, и они очень хорошо раскупались. А в 1911 году была издана книга «Замок души моей: поэма». Там были фотографии скульптур, к которым белым стихом были сделаны подписи-комментарии (книга выдержала несколько переизданий).

В 1912—1914 годах Жуков занимался в Париже в студии Эмиля Антуана Бурделя (ученика Родена). Средства на стипендию были собраны почитателями его таланта (любопытно, в то же самое время у Бурделя занималась и Вера Мухина — главный советский скульптор, автор «Рабочего и колхозницы»). Творчество Жукова-скульптора было высоко оценено современниками.

«Смотрю на Ваши вещи, радуюсь: талантливо, жизненно... нравится и трогает сердце. Во всем есть что-то глубокое, верное, русское»

М. Горький

«Большая сила выразительности. Хорошо» — а это уже Л. Толстой. Сам Огюст Роден так сказал о его творчестве: «Какая мощь, какая экспрессия! Это сильно, очень сильно. Это талант исключительный...». Его работы высоко ценил А.В. Луначарский, с которым Жуков впервые познакомился в 1912 г. в Париже. И уже став наркомом просвещения, Луначарский рекомендовал «помочь работам Иннокентия Жукова проникнуть в художественное сознание масс, для которых он несомненно будет одним из близких и любимых». Скульптуры Жукова стояли в ЦПКиО им. Горького, на площади около завода «Динамо», в музеях Наркомпроса и Осовиахима, просто в парках и садах (по разным оценкам, он изваял за всю жизнь более тысячи скульптур). Первому Всесоюзному слету пионеров Иннокентий Николаевич посвятил скульптуру «Октябренок», которая в день закрытия слета появилась на страницах «Пионерской правды». О ней и другой с названием «Октябрята» Иннокентий Николаевич написал:

«Придет день, когда меня не станет, а дело моих рук — веселые, жизнерадостные октябрята будут радостно приветствовать героические события и подвиги первой пролетарской столицы мира, а с ними и я, не существующий — в этом моя радость».

К сожалению, поскольку основными материалами скульптора были глина (часто не обожженная), гипс и цемент, многое не сохранилось. Но благодаря фотооткрыткам, запечатлевшим скульптуры людей, животных, жанровые сцены, портреты, проекты памятников, экспрессивные аллегории и маски-символы, мы сегодня можем судить о таланте скульптора-самородка (на сайтах, торгующих стариной, эти фотооткрытки идут от 500–1500 рублей за штуку). Если честно, то скульптуры его оставляют смутное впечатление, от некоторых даже становится не по себе, сразу вспоминаешь Гойю и что «сон разума рождает чудовищ». А октябрята сильно смахивают на Грету Тунберг в разных эмоциональных состояниях. Но художника обидеть может всякий, а работы Жукова есть даже в Государственном Русском музее Санкт-Петербурга, а еще в Пензенской картинной галерее, художественном музее в Иваново, Иркутском областном художественном музее им. В.П. Сукачева и, конечно, в областном краеведческом музее Читы, а также в частных собраниях.

Во время Великой Отечественной войны, в 1941—1942 гг. Жуков был в эвакуации в г. Губаха (Пермская область). Там он тоже занимался лепкой: делал глиняные курительные трубки с веселыми лицами или сатирическими изображениями фашистов и в качестве подарков посылал на фронт, а в ответ получал благодарственные письма бойцов: «Ваши веселые трубки в дыму войны согревают нас и дают нам силу еще беспощаднее бить врага».

Умер Иннокентий Жуков в Москве в 1948 году. Согласно завещанию, на памятнике сделана надпись:

«Любите Родину, боритесь за неё и будьте первыми в труде!».

Таким был этот человек, который всегда старался не для себя. Дальше о Жукове вспоминали редко, преимущественно как о скульпторе. Ни разработчики коллективных длительных игр, применявшихся в работе пионерской организации: «Марш пионерских отрядов», «Октябрята по стране Октября», «Зарница», тимуровское, коммунарское движение, которые «охватили все подрастающее поколение СССР в 1960—1980-е гг. и стали особыми общественными и педагогическими явлениями»; ни сегодняшние специалисты дополнительного образования в своих методических разработках длительных игр Жукова не упоминали и не упоминают, даже в списках использованной литературы. Думается, что его самого это вряд ли бы огорчило. Но! В начале уже нашего века в Читинской области началась работа по созданию современного детского движения. И современные вожатые и педагоги стали использовать в деятельности новой детской общественной организации «Республика юных забайкальцев» (РЮЗ) опыт мирового скаутского движения. А в 2016 году началась реализация проекта под названием «Детский экспедиционный корпус», в основе которого лежат идеи И.Н. Жукова. В проекте РЮЗа учитывается региональный аспект воспитания юного гражданина: изучение родного края, проявление заботы о его природе, людях, сохранение традиций, уважение к героическому прошлому, любовь к труду, и рассчитан он не на один год.

Древнее золото редко блестит,
Древний клинок — ярый.
Выйдет на битву король-следопыт:
Зрелый — не значит старый.
Позарастают беды быльем,
Вспыхнет клинок снова,
И короля назовут королем —
В честь короля иного.