Электронная библиотекаМолодежь России

О праздниках ноября: о народном единстве, согласии и примирении

Вот уже пять лет в ноябре у нас дополнительный выходной — 4 ноября. День народного единства. Новый государственный праздник. Согласно официальной версии, в этот день в 1612 году воины народного ополчения под предводительством Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов, продемонстрировав образец героизма и сплочённости всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе.

Наверное, чтобы этот день стал действительно праздником для всех, а не просто лишним выходным, надо открывать новые для себя страницы отечественной истории. Но у большинства представления о событиях Смутного времени тоже смутные: зарезанный в Угличе царевич, Лжедмитрий (которых, между прочим, было несколько), поляки, Минин с Пожарским и на периферии Иван Сусанин.

Попробуем внести свой вклад. Что же происходило 400 лет тому назад в нашем государстве? Сложности начались со смертью Ивана Грозного, в самом конце 16 века. На трон взошел его сын Федор Иоаннович, по отзывам современников, человек слабый не только здоровьем, но и умом. Фактически правителем в эти годы при нем был Борис Годунов, родной брат царицы. Когда царь Федор умер, не оставив наследника мужского пола, династия Рюриков пресеклась, и началась борьба за трон — междуцарствие. Правда, был еще прямой потомок царя Ивана, маленький царевич Дмитрий, рожденный от седьмой по счету жены, и официально в число наследников не входивший, поскольку этот брак не был благословлен церковью (православная церковь считает законными только три последовательных брака, а седьмая жена — невенчанная). Наследником не был, но угрозу для участников борьбы за престол представлял. Потому в мае 1591 года царевич Дмитрий внезапно погиб. Версий относительно причин было две. По одной он был зарезан по тайному приказу правителя (и будущего царя) Бориса Годунова; по официальной версии, озвученной следствием по делу, это была смерть в результате несчастного случая — мальчик играл с ножичком, случился внезапный приступ падучей (эпилепсии), и он сам перерезал себе шею. Как было на самом деле, неизвестно — но бед государству российскому от этой смерти было много. Следующим венчанным царем стал Борис Годунов. Сначала все шло хорошо, но к концу правления царь Борис стал почти таким же подозрительным, как Иван Грозный. Без разбору устранял своих противников, явных и мнимых. А в конце правления случилось несколько голодных лет, и недовольные вспомнили про царевича Дмитрия. Пошли слухи, что царевич вовсе не погиб, а волшебным образом спасся, и прав на престол у него, как у прямого потомка Рюриковичей, несравнимо больше, чем у Годунова. Так появился первый самозванец.

Тут уже можно подробно не пересказывать, а просто открыть книгу:

Кулиш Н. Повесть о Борисе Годунове и Дмитрии самозванце. Чтение для молодых людей
Повесть о Борисе Годунове и Дмитрии самозванце : чтение для молодых людей / Н. Кулиш. — СПб., 1837. — 342 с.

Читать

В каталоге

«Недостаток книг по предмету истории, которые могли бы с пользой читать молодые люди, без особенной, специальной цели, чувствуется у нас до сих пор. Причиной тому не столько отсутствие способностей в сочинителях, сколько несчастная манера все скрашивать перед молодыми людьми, выставляя одни добродетели там, где естественно могут быть и пороки… Обыкновенно думают, что молодые люди, увидев низость души или нравственный разврат в целом поколении известной эпохи, потеряют уважение к старшим и любовь к родной национальности˂…˃ но это не так. Раннее разумение лицемерия, хищности, предательства и других нравственных пороков рождает в них непреодолимое отвращение к всему недостойному».

Это книга не произведение художественной литературы, хотя определенную степень художественности изложения автор демонстрирует, а историческое повествование, основанное на фактах и событиях, относящихся к периоду Смутного времени. Начинается она с 1854 года, со смерти Ивана Грозного и начала царствования его сына, Федора Иоанновича. Что касается смерти царевича, тут приведена уже другая официальная версия (принятая после воцарения Романовых, признанная церковью) — царевич был зарезан сподвижниками Годунова, по его приказу. Соответственно, оценка Годунова как человека — в целом негативная, но автор определенно ему сочувствует «… он не был тираном бесчувственным, от которого отвращается сердце: он достоин участия». И отдает ему должное как государственному деятелю. Но судьба была против царя. Несколько неурожайных лет привели к страшным последствиям. Годунов попытался справиться с ситуацией. Организовал в Москве раздачу денег на покупку продовольствия (царская милостыня), правда, получилось «как всегда». Крестьяне, служилые люди, даже обедневшие дворяне бросили свои дома и хлынули в Москву: «…легкое добывание пищи влекло их сюда из деревень и отучало от работы». Средства из казны тратились огромные, а народ, привлеченный слухами о московском изобилии, все шел и шел. Тогда царь, понимая, что государству угрожает запустение, а столице опасное многолюдство, прекратил раздачу денег, тем более что продовольствие постоянно росло в цене, и царского пособия уже не хватало, потому что, несмотря на запрет продавать хлеб по завышенной цене, «…люди денежные, предвидя, до чего еще дойдет голод, скупили по частям большие запасы хлеба и затаились с ними до удобной к обогащению поры». То есть хлеб был, но гнил в амбарах. Подробно об ужасах этих лет на страницах 101–107 (массовые случаи каннибализма, разлагающиеся трупы, разбросанные по лесам, селам и даже дорогам, что привело к появлению холеры, и прочие ужасы). Короче, обстоятельства непреодолимой силы. Царь был обречен. Тут начинается рассказ об «орудии судьбы» — самозванце, которому покровительствовал князь Василий Шуйский (сам мечтавший занять престол). Тот самый, который руководил следствием по делу о смерти царевича (смерть по неосторожности), потом признал Лжедмитрия I спасшимся царевичем, а когда дело дошло до устранения самозванца, утверждал, что настоящий царевич был убит в Угличе по приказу Годунова, а этот царь — ненастоящий.

Борису Годунову не удалось стать основателем новой царской династии: в 1605 году он внезапно скончался (от болезни, отравили?), успев, правда, заставить бояр присягнуть сыну — царевичу Федору. Последний просидел на троне всего полтора месяца, затем и он, и мать его были убиты сторонниками самозванца, тела выставлены на общее обозрение и поругание; сестру Федора, царевну Ксению, не убили, но участь ее тоже была печальна. Пять месяцев самозванец держал ее при себе в наложницах, а перед приездом в Москву Марины Мнишек Ксению постригли в монахини и отослали в дальний монастырь.

«Это было время гнусных злодейств, без которых не обходится ни один государственный переворот, совершаемый по расчету эгоистов… Грустно подумать, что в это время беззакония как будто не было доблестных людей в России: так все благородное было подавлено большинством кромешников и страхом бесполезной гибели».

Заканчивается повествование смертью Лжедмитрия I, который был для «сановных крамольников только орудием к низвержению Годуновых» и приходом к власти Шуйского:

«Совершив свой многосложный подвиг, уничтожив трех царей кряду, к бесчестию своему и к бедствию отечества, Шуйский вкусил, наконец, плод тяжких забот своих, плод горестный, как оказалось впоследствии».

Роковой его ошибкой стало уничтожение тела самозванца (он был сожжен, а прахом его, смешанным с порохом, зарядили пушку и выстрелили в сторону Польши, откуда он явился). Не все были рады смене власти. В первый же день мятежа появился слух, что убит был совсем не Дмитрий, а простой немец, на него похожий. Весть распространилась с чудовищной быстротой,

«так что скоро стали рассказывать с разными подробностями, когда, как и куда бежал Дмитрий. И вот пошла и пошла расти в Москве и областях старая сказка на новый лад, сказка, которую Шуйский избрал для низвержения Годунова, а судьба — для низвержения самого Шуйского».

Шел 1606 год. До освобождения Москвы от иноземцев (именно иноземцев, поскольку в этот период посягали на российские земли не одни поляки, но и шведы, и татары, и литвины, и много других жадных и лихих людей) оставалось шесть лет, из которых Шуйский пробыл на троне четыре. После появления нового самозванца — Лжедмитрия II, а также вторжения войск польского короля Сигизмунда III непопулярный царь Василий IV Иоаннович Шуйский был свергнут (летом 1610 г.), насильственно пострижен в монахи, а впоследствии вывезен в Польшу, где и умер в заключении, примерно месяц не дожив до освобождения столицы от поляков. Не надо думать, что до Минина с Пожарским наши люди не боролись против иноземных захватчиков. В 1611 году создается первое ополчение из дворян и казаков, целью которого было не допустить на российский престол польского принца Владислава, за которого было временное боярское правительство. Это ополчение — такое своеобразное коалиционное правительство, которое поддерживалось частью русских земель, откуда участники получали налоги и добровольцев, правда, нерегулярно. Одним из трех лидеров первого ополчения был князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой, незаслуженно забытый впоследствии. Именно он со своими людьми, объединившись с силами второго ополчения Козьмы Минина и князя Пожарского, участвовал в освобождении Москвы и изгнании поляков 4 ноября 1612 года. Единство было достигнуто не сразу. Силы ополчений были примерно равны, что стало поводом для конфликта вокруг главенства. Победил Трубецкой, во всяком случае тогда в списках объединенного земского правительства его фамилия стояла перед фамилией Пожарского. Кроме того, именно Трубецкому пришла мысль доставить в лагерь ополченцев для поднятия боевого духа список иконы Казанской Божьей Матери (уже при Романовых день 4 ноября отмечался как церковно-государственный праздник в честь Казанской иконы Богородицы — «избавления ради царствующаго града Москвы»). После победы Трубецкой вместе Пожарским возглавляли правительство вплоть до Земского собора 1613 года. Событие стало массовым (приняло участие более 700 человек), и безальтернативными выборы не были. В результате постепенного отсеивания претендентов новым царем стал совсем еще молодой Михаил Романов (в 1613 г. ему было 16 лет). Почему именно он? На это у историков есть разные мнения. Версия, изложенная участниками события, в нашей следующей книге:

Утвержденная грамота об избрании на Московское Государство Михаила Федоровича Романова: с предисловием А.С. Белокурова
Утвержденная грамота об избрании на Московское Государство Михаила Федоровича Романова : с предисловием А.С. Белокурова. — М., 1906. — 111 с.

Читать

В каталоге

Замечательно интересный документ. Не для развлекательного чтения, конечно, для саморазвития (кто осилит).

После изгнания поляков, Земским советом были разосланы «в Понизовые, и в Поморские, и в Северские, и в Украинные» города Московского государства грамоты, в которых бедственное положение российской земли ставилось в зависимость от отсутствия царя:

«Без государя Московское государство ничем не строится, и воровскими заводы на многи части разделяется, и воровство многое множится; а попечься о православной христианской вере и о святых Божьих церквах некому, и городов из плену у Литвы и у Немец доступать некому, и впредь Московскому государству без государя некоторым делам делаться не мочно».

В виду этого «всякие люди» должны были предварительно между собой все обсудить и договориться, как защитить Русскую землю от иноплеменных врагов, а православную веру от еретиков — католиков и протестантов. А заодно подумать о прекращении междуусобных конфликтов и об избрании царя. А после прислать в Москву для участия в Земском соборе своих представителей — «летучих и разумных постоятельных людей». Что и произошло. Делегаты продемонстрировали единство и выбрали царя. Так закончились Смутное время, а к власти пришла династия Романовых.

Кому ретроиздания не зашли, что понятно, можно взять в зале литературы по общественным и гуманитарным наукам книгу известного историка и писателя В.Н. Козлякова «Герои Смуты», серия ЖЗЛ (Козляков В.Н. Герои Смуты. М.: Молодая гвардия, 2012. 349 с.).

В 1913 году вся Россия широко праздновала 300-летие дома Романовых, приуроченное к дате «единодушного избрания на царство в Москве Великим Земским собором боярина Михаила Федоровича Романова». Никто и не думал, что совсем скоро наступят новые смутные времена: первая мировая, отречение Николая I, революция. Вместо Российской Империи на карте мира появится первое государство рабочих и крестьян. А главным праздником новой России станет годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. День рождения государства. Отмечался с 1918 по 1992 г. А выходных было целых два — 7 и 8 ноября. Не то что взрослый, каждый дошкольник знал, про что этот праздник.

День Седьмого ноября —
Красный день календаря ˂…˃
Весь народ — и млад, и стар —
Празднует свободу.
И летит мой красный шар
Прямо к небосводу!

Утром военный парад, потом демонстрация трудящихся. Товарищам и близким рассылались поздравительные открытки; походы в гости — и вечером салют. Чем не день народного единства? Книги про 7 ноября у нас в ЭБ нет, предлагаем книгу на близкую тему — молодежь в революции:

Герр Е. На пути в революцию. Рассказ комсомолки
Герр Е. На пути в революцию. Рассказ комсомолки / Е. Герр. — [М.-Л.]: Молодая гвардия, 1925. — 58 с.

Читать

В каталоге

«3-го мая я окончательно поругалась со своей теткой. При помощи всех своих знаний я для себя вполне убедительно, а для нее нет, доказала, что она буржуйка и эксплотаторша. После такого вступления я ей сказала, что нам больше не по пути и что я направляюсь в Революцию. Тетушка нашла мое решение легкомысленным и призвала на помощь бога, предлагая ему наказать меня... Сдаваться не хотелось, и я приготовилась к бою. Но бог бездействовал… Больше препятствий не было, и я по железной дороге отправилась в Революцию».

Это документальная автобиографическая повесть, написанная семнадцатилетней девушкой под непосредственным впечатлением от революционных событий 1917—1918 гг. Такой «ЖЖ» образца первых лет революции. Есть фотографии.

Советская власть продержалась меньше, чем Романовы. Последний военный парад на Красной площади прошел 7 ноября 1990 года. После августовского путча 1992 г. КПСС была распущена, и больше мероприятий по случаю годовщины революции не проводилось. Начиная с 1996 г. 7 ноября стал отмечаться День согласия и примирения, «в целях смягчения противостояния и примирения различных слоёв российского общества», а в 2005 году появился День народного единства. Кстати, по данным Фонда «Общественное мнение» по состоянию на 1 ноября 2020 года, 55% опрошенных посчитали отмену праздника 7 ноября неправильной; обратное мнение высказали 34% опрошенных.

Появятся ли со временем какие-то традиции празднования 4 ноября, пока не очень понятно. В этом году праздник прошел совсем тихо, разве что прошел квест, подготовленный ко Дню народного единства порталом «Узнай Москву» совместно с агентством «Мосгортур».